Владимир Машошин — стихи, рассказы, мысли…
http://avtor-vm.ru

Приворот

Приворот, рассказ-тест

Что лучше молодость или зрелость? Беззаботная жизнь для себя, или полное забот существование для детей? Небольшой рассказ-тест.

История избавлена от негатива, но если вы замечаете нечто неприятное, возможно вам стоит обратить больше внимания на собственную жизнь.

Жанр: рассказ, мистика

Скачать:

 

Июльское солнце висело высоко, солнечные лучи беспощадно жгли стены пятиэтажек. Воздух тяжёлыми огненными струями прижимался к сухой земле, плавил асфальт и обжигал ноги. Редкие прохожие спешили укрыться от палящего зноя в тёмной прохладе подъездов.

Трое молодых парней заняли лучшее место: широкая деревянная лавка изгибалась удобной спинкой, густая тень кустов сирени спасала от солнца, как на ладони просматривался глухой двор.

— Эх, хорошо!.. —  смачно выдохнул белобрысый парень и глотнул из пивной бутылки.

— Клёво! — согласился пухлый остриженный наголо собутыльник.

Третий паренёк высокий и худощавый молчаливо, словно видел впервые, разглядывал свою бутылку.

— Мда-а… – задумчиво протянул худощавый.

Белобрысый приятель глотнул и причмокнул.

— Ну что в «Топаз» двинем? – спросил он.

— Дело! – согласился толстяк. – Макс всегда дело говорит, — добавил он и возле скамьи поставил пустую бутылку.

— Не мужики, никак, — нахмурившись, возразил худой друг. – Вчера такую лейлу снял, сёдня пустой, — широкая пятерня хлопнула по карману.

— Ну Антоха! – толстый бросил завистливый взгляд. – И когда ты их находить успеваешь? Только тебя Маринка бросила, а ты уже какую-то Клаву завалил.

— Сам ты Клава! – возмутился друг. – Тебе такая ляля и не снилась, вся при всём! – ладони Антона сгорбились, будто взяли по большому яблоку.

— Димыч правду говорит, повезло тебе с внешностью, — согласился Макс.

— Дело не во внешности, а в подходе, подход иметь надо тогда любая даст, — поучительно, словно просветлённый гуру, заявил Антоха.

— Прям уж, любая? — усмехнулся белобрысый Максим.

Полноватый  Димыч нахохлился и заёрзал.

— Зуб даю! – уверенно подтвердил Антон.

Горячий, будто расплавленный, ветер шевельнул куст сирени, зной обжёг кожу, по асфальту пробежал пыльный столбик.

Во двор впорхнула девушка украшенная лёгким цветастым платьем, солнце на мгновение пронзило ткань и высветило стройные ножки.

Макс тряхнул светлой головой, загадочная улыбка тронула губы.

— Спорим, с этой у тебя ничего не выйдет? – провожая взглядом, идущую вдоль дома брюнетку, сказал Макс.

Приятели дружно уставились на девушку.

Молоденькая девушка шагала легко, рука весело покачивала крохотную сумочку, в ухе белел наушник. Её пышные чёрные волосы струились по плечам, скованная одеждой, чуть колыхалась объёмная грудь.

— Да это ж… — начал было Димыч.

— Тсс… — толкнул пухлого друга Макс. – Слабо её закадрить?

Прищурившись, захмелевший Антон рассматривал незнакомку.

— Учитесь, пока я жив! – Антоха решительно поднялся и устремился к девушке.

За пару шагов длинноногий парень нагнал девчонку.

— Привет! – сказал он.

Брюнетка промолчала, лишь ускорила шаг.

— Девушка я вс…

Антон недоговорил, брюнетка юркнула в подъезд, перед носом ухажёра дверь захлопнулась.

Наблюдавшие приятели рассмеялись.

Задумчивый Антоха вернулся обратно.

— Торопимся учиться, — ехидно усмехнулся Макс.

— Да я так давно умею, — съязвил Димыч.

— Это только первый заход, всё будет, — осадил друзей Антон.

— Ну-ну… — недоверчиво  протянул Димыч.

Приятели помолчали: Димыч улыбался, Макс задумчиво вертел зажигалку, Антон хмурился.

— Не парься, — помолчав, сказал Макс, — эту дурилку никто закадрить не может, странная баба, на своей волне… никому не даёт.

Настоящий мужик не ждёт когда дадут, мужик сам берёт! – задумчиво ответил Антон. – Ай ладно, айда в Топаз, если одолжите, — махнул он.

Неприступную брюнетку звали Катей, недавно ей исполнился двадцать один год и на фоне полновесных двадцати семи лет Антона, девушка казалась малолеткой.

Во дворе, где изнывала от жары весёлая троица, Катю знали как странную недотрогу. Поговаривали даже, что она до ужаса боится мужчин. Однажды местный донжуан Серёга Перемыкин почти добился её, как сам говорил, но что-то помешало, Серёга пулей вылетел из подъезда и больше не подходил к Катерине.

Поэтому Димыч сильно удивился, когда Макс предложил закадрить Катю. Только потом толстяк сообразил, что это подстава дабы охладить зазнавшегося друга.

Из троицы: Макс, Димыч, Антоха, с женской точки зрения, последний самый симпатичный.

Где бы приятели ни появились, лучших девушек всегда получал смазливый Антон, а друзьям оставалось лишь подбирать тех, которые не пригодились другу. Из-за этого часто возникали споры и стычки, впрочем, ссоры быстро забывались.

— И чего к тебе бабы липнут? – частенько спрашивал Макс. – Ни положения, ни ума, подтянуться и то не можешь?

— Женщины меня любят за тонкую душевную организацию, — смеялся Антон.

По поводу тонкой душевной организации он, конечно, шутил, Антон прагматик до мозга костей, для него девушка — гаджет для секса.

Девчонки балдели от внешности Антона и лишь Катя оказалась либо слепой, либо, как утверждал донжуан Перемыкин, лесбиянкой, девушка игнорировала настойчивые ухаживания.

Антон из кожи вон лез, чтобы Катерина обратила внимание: ласковые слова, оригинальные фразы, цветы, конфеты… его усилия пролетали мимо.

— Да плюнь! Подумаешь, мы уж забыли, — утешал друга Димыч. – Баб что ли мало?

Однако Антон, будто одержимый, стремился овладеть неприступной Катей и чем больше она сопротивлялась тем сильнее распаляла мужскую страсть.

— Слушай, ну что ты к ней прицепился? – как-то раз спросил Макс. – Влюбился что ли?

— Вроде нет, — Антоха повёл плечами, — но вот только подумаю и сразу… прям… ну вот, так… что ни как!.. – объяснил друг.

— Понятно, — усмехнулся Максим. – Тогда слушай, — он подозрительно оглянулся и приблизился к Антону. – Есть одна ведьма, может приворот сделать, — прошептал Макс.

— У-у-у, — презрительно вытянул губы Антон. – Ведьма… знаю я этих ведьм.

— Да не, настоящая, зуб даю, — обиделся Макс. – Мне её адресок Костян дал, а он парень серьёзный зря не станет говорить только… — Максим замялся.

— Чего? – насторожился Антон.

— Берёт дорого и… в общем Костян сказал, что только на крайний случай, если дело касается жизни и смерти, а так для баловства… беда может выйти…. От этой магии всегда неприятности выходят, — Максим нахмурился.

— Деньги что навоз, сёдня нет завтра воз, — весело сказал Антоха. – Был бы толк, мне не жалко.

— Ну гляди, я тебя предупредил, — сказал Макс и протянул листок с адресом. – А насчёт развода не беспокойся ведьма настоящая.

Максим смерил друга взглядом.

— И всё-таки плюнь ты на неё и забудь… живи пока молодой, — подмигнул он.

— Угу, — задумчиво согласился Антон.

Тем же вечером Антон спешил по указанному адресу, вернее спешило такси, а он сидел и разглядывал пейзаж.

Усатый таксист весело поглядывал на пассажира и подпевал блатному шансону, динамики хрипели удалыми нотами:

«…Ты забрал свои вещи и покинул свой дом

Стал теперь ты как ветер что гулял за окном

Ты сидишь в электричке уносящей тебя

В неизвестную даль и чужие края…».

— И чужие края… — стискивая руль, подвывал таксист.

Местность за окном менялась, словно таяло человеческое благополучие, и оставался лишь мрачный осадок.

Промелькнули невысокие шикарные дома центральных улиц, подступили со всех сторон одинаковые высотки спального района, затем строения сжались до двух этажных бараков, но и эти бараки остались позади, освободили место корявым домам частного сектора.

Пассажиру показалось, что весёлый таксист навсегда увозит его из детства, мир гулянок и лёгкого пивасика оставался позади, а впереди надвигалась суровая взрослая действительность.

«Неужели скоро нельзя будет просто сидеть на лавочке, словно у края детства и посмеиваться над взрослой суетливой жизнью полной забот?» — осознание своего возраста обожгло Антона, он вздрогнул и тряхнул головой.

Такси подпрыгнуло, вильнуло, уткнулось капотом в покосившийся чёрный дом.

— Приехали, — весело сообщил водитель.

Антон неуверенно выглянул, Макс говорил бабка берёт дорого, а тут откровенная нищета.

— Это точно тот дом? – уточнил пассажир.

— Тот-тот, не сомневайся, — кивнул таксист.

— Ладно, — Антон вылез из машины. — Подождите меня, я не долго, — протягивая деньги, попросил он.

— Как скажешь, — охотно согласился усатый водитель и прибавил громкость магнитоле. — …Теперь мне часто снится, как свадьба веселится. Знакомые их лица и «горько!» им кричат… – подпевая неизвестному певцу, завыл таксист.

Двор безжизненной пустотой напоминал кладбище, дом выглядел брошенным: чёрные окна, прогнившее крыльцо, незапертая дверь.

Солнце клонилось к закату, тени сгущались, тьма выползала из углов робкими щупальцами, Антон передёрнул плечами.

Он нерешительно оглянулся, в такси усатый водитель покачивал головой, усы шевелились, пальцы похлопывали руль.

— Есть кто? – громко позвал Антон и взялся за ручку двери.

Не дождавшись ответа, он вошёл.

— Ш-ш… — зашипело совсем рядом, жёлтые глаза сверкнули, кошка спрыгнула и растворилась в глубине сенок.

Гость споткнулся, загремело пустое ведро.

Впереди приоткрылась дверь, вспыхнул свет, на пороге дома возникла женщина.

— Чего надо? – строго спросила хозяйка.

— Я по делу мне… — осознав насколько глупо звучит слово «приворот» Антон замялся. – …Мне вот адрес дали… — словно пропуск, он показал бумажку.

Антону почудилось, будто женские глаза полыхнули зеленоватым огнём.

— Идём, — пригласила женщина.

Они прошли внутрь.

Ведьмой оказалась привлекательная женщина немного за сорок, следуя позади, Антон по привычке разглядывал прямую спину и округлые полушария ягодиц. Хозяйка немного полновата той неизбежной возрастной полнотой, что рано или поздно настигает зрелую женщину. Однако полнота вовсе не портила её, напротив, добавляла женского очарования.

«Словно спелая сладкая груша», — подумал гость.

Одета ведунья прилично и на фоне окружающей нищеты казалось, будто она зашла случайно.

Дом состоял из нескольких комнат, но Антон мог разглядеть только одну – центральную.

Белые известковые стены, скрипучий деревянный пол… пустая комната лишь усиливала ощущение заброшенности дома, по центру расположился круглый массивный стол, рядом замерли хлипкие деревянные стулья.

Женщина обошла столешницу и присела с другой стороны, гость остался стоять.

Голос ведьмы прозвучал сурово:

— Слушаю…

— Мне… — Антон растерялся. – Макс, вернее Костян, дал… сказал… мне приворот нужен, — набравшись смелости, решительно выдохнул посетитель.

— Хочешь охмурить девицу?! — оскалилась ведьма, её глаза прищурились.

Гость почувствовал себя жалким, ничтожным, словно голым.

Хозяйка довольно ухмылялась.

— Есть у меня средство, — сказала она и поднялась. – Добавишь пару капель в напиток и любовь, как любовь, — выходя из комнаты, пробормотала женщина.

— Мы это, ну я то есть… не общаемся в общем, — поспешно добавил Антон.

Женщина застыла, зелёные глаза пристально изучали гостя.

— Ишь ты! — усмехнулась ведунья, суровость сменилась насмешкой. – Можно и так, но будет дороже, — предупредила она.

— Сколько? – с замиранием сердца спросил гость.

— Десять тысяч, — не раздумывая, ответила женщина.

Антон сглотнул.

— Ого!

— Берёшь? — нетерпеливо спросила ведьма.

— Беру! – решительно ответил Антон, его рука машинально ощупала карман.

— Жди, я сейчас, — хозяйка скрылась за занавеской соседней комнаты.

Зашуршали бумажки, что-то тяжёлое глухо стукнуло, занавеска колыхнулась, ведьма вернулась.

— Держи, — женщина протянула сигарету.

— Нет спасибо, что-то не хочется, — поморщился Антон.

— Это не тебе, для девицы твоей, — пояснила ведьма. – Окуришь её дымом и считай твоя.

Антон принял сигарету, повертел, понюхал, с виду обычная слегка мятая сигаретка.

— А-а… — начал он было про гарантии, но ведьма перебила.

— Не беспокойся, твоя девка будет. Ясно вижу!

Словно в тумане гость отсчитал деньги, ноги вынесли его на свежий воздух, Антон плюхнулся на сиденье такси. Движок взревел, покрышки плюнули гравием, автомобиль весело помчался обратно…

Следующим днём влюблённый нетерпеливо поджидал девушку. Катя часто проходила вдоль узкой улочки, и Антон регулярно караулил её: ошеломлял подарками, задабривал цветами, соблазнял рестораном. Увы, Катерина оставалась равнодушной. Однако теперь надежда воскресла!..

Дрожащими пальцами Антон разминал ведьмину сигарету, другая рука тискала зажигалку.

На какой-то момент Антону снова показалось, что он пересекает пропасть, словно лёгкая беззаботная жизнь остаётся позади, а его хватает огромный великан и тащит в серую мглу.

Но не успел он собраться с мыслями, как из-за угла вывернула Катя.

Девушка заметила приставучего ухажёра, её личико скривилось, губки сплющились тонкой линией, она плотнее заткнула наушниками уши.

Сердце Антона тревожно билось, он нервно сглотнул и торопливо прикурил сигарету. Дым оказался необычным, будто смесь осенних листьев, чёрного чая и анаши.

Катя поравнялась с Антоном, каблучки застучали быстрее, девушка потупилась.

Ухажёр глубоко затянулся, густая дымная струя ударила в лицо брюнетке.

На мгновение симпатичная головка потонула среди белого тумана, Катя закашлялась.

— Кретин! – зло вскрикнула девушка и побежала прочь.

Это были её первые слова, что услышал Антон.

Он растеряно смотрел, как мелькают стройные загорелые ножки, колышутся над плечами чёрные волосы… девушка убегала.

Пробежав метров десять, Катерина замедлилась, а потом и вовсе остановилась.

Она вынула из ушей наушники, тоненькие пальчики оправили волосы, Катя оглянулась.

— Так куда ты меня звал? – снисходительно спросила она.

Мир вспыхнул разноцветными красками, будто на карусели, закружились мысли, у Антона перехватило дыхание.

Словно перепрыгивая бездонную пропасть, он подошёл.

— В кино пойдём?

Вместо ответа Катя выставила локоток.

Ухажёр взял её под руку и повёл вдоль улицы…

***

Прошло несколько лет.

Снова мир изнывал под натиском жаркого лета, Макс и Димыч оседлали любимую лавку.

Тёплый летний вечер окутывал желанной прохладой, сочно пахло свежей травой.

Макс смаковал пиво, Димыч сосредоточенно грыз семечки и под ноги сплёвывал шелуху.

— Куда рванём? – спросил Макс.

— Не знаю, — Димыч пожал плечами. – Может к «Руслану» или в «Топаз»?

— Смотри! – Макс толкнул друга.

Во двор въехала детская коляска, которую катил бывший балагур и весёлый парень – Антоха. Строгое серьёзное лицо подёрнуто отцовской озабоченностью, широкие ладони крепко сжимают ручку коляски, худощавый отец держится торжественно.

Словно отяжелевшая утка, переваливалась позади толстая жена, одной рукой женщина прижимала к груди годовалого малыша, другой держала за руку маленькую черноволосую девочку. Девочка свободной рукой сжимала оранжевого динозавра и трясла им, как погремушкой.

Заматеревшая толстушка отдалённо напоминала Катю, тот же задумчивый взгляд, чёрные волосы, странная внутренняя сосредоточенность. Лишь заплывшее тело, выпуклые щёки и мясистый второй подбородок, слегка портили впечатление.

Максим соскочил с лавки и пошёл навстречу другу.

— Привет, — первым сказал Антоха и, словно от зубной боли, поморщился.

Старый друг казался Антону выходцем из другого мира, от туда, где много пива, глупого веселья, но совсем нет смысла и любви.

«Словно зомби», — подумал Антон.

— Здорово семьянин! — весло приветствовал выпивший Макс. — Ну что, как оно? – пожимая широкую ладонь Антона, спросил он.

— Да лучше всех, — поведя плечами, ответил Антоха.

Толстая Катя приблизилась, но не поздоровалась, а только окинула Макса презрительным взглядом.

Маленькая девочка дёрнулась к подошедшему дяде и стукнула его по бедру игрушкой, тот растерянно улыбнулся.

— Дада, — громко сказала девочка, мать оттащила дочь.

— Мы тут к Руслану собрались, айда с нами? – осторожно косясь на толстушку, предложил Макс.

Выщипанные брови Катерины Игоревны сдвинулись, лицо построжело.

Антон смотрел на друга и не мог понять, что такого интересного раньше находил в нём? Примитивные желания, бессмысленные слова, пиво и головная боль…

— Не мужики, я пас, — отмахнулся Антоха.

Максим нагнулся к уху приятеля.

— Там знаешь, телочки у-у, оттянемся!.. — совсем тихо прошептал Макс.

Антон оглянулся на жену и дочь, на мгновение представил прежние гулянки: пьяные девицы, теряющие человеческий облик, трясутся под музыку, деньги уходящие рекой в никуда, тяжесть утреннего похмелья… он решительно замотал головой.

— Не, извиняй, без меня. Надо Дашку купать, Матвей спит плохо, колесо заскрипело, завтра вставать рано… семью беречь надо. Сам понимаешь… — виновато улыбнулся Антоха.

— Понимаю, — многозначительно кивнул Максим.

— Нам пора! – процедила толстушка и демонстративно потащила детей вперёд.

— Пока дада! – оранжевым динозавром замахала девочка.

— Ладно бывай, — нетерпеливо бросил Антон.

— Бывай, — грустно сказал Макс.

Бывший компанейский Антоха, словно дрессированный пёсик, догнал жену и пошёл рядом.

Максиму казалось, будто друг сорвался в страшную пропасть взрослой жизни. Как можно так жить? Жена, дети, ни каких развлечений?.. Лучше смерть! Возвращаясь на лавочку, решил Максим.

— Мда-а… семья, — задумчиво протянул Димыч, когда Макс присел рядом.

— Вот ведь говорил ему, плюнь на неё, не связывайся!.. – будто оправдываясь, воскликнул Максим.

Он тряхнул головой и вопросительно глянул на приятеля.

— Ну чё к «Руслану»?

— Пошли! – кивнул Димыч.

Забыв пропащего Антоху, вольнолюбивые друзья спешили прожигать жизнь.

Конец.

15.06.2017 г.

Добавить комментарий

Войти с помощью: