Владимир Машошин — писатель, мистик, поэт…
http://avtor-vm.ru

Рассказ «Бессмертны, как боги»

Бессмертны, как богиЭтот научно-фантастический рассказ я написал специально для конкурса «Будущее время», но его не оценили, во всяком случае, я не прошёл даже в полуфинал. Однако лично мне рассказ нравится и вопросы, затрагиваемые в нём, довольно интересны. Надеюсь, найдутся те, кто оценит его чуть лучше, чем жури конкурса.

Честно говоря, проблемы затрагиваемые рассказом настолько обширны, что хватило бы на приличный роман, но по правилам конкурса рассказ должен быть коротким поэтому, возможно, он получился слишком динамичным.

Бессмертны, как боги

«И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно. И выслал его Господь Бог из сада Едемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят». Бытие 3:22-23.

 

В этот день всё с самого начала пошло не так, как надо.

Алексей давно проснулся, но сладкая вязкая дрёма не отпускала, и он лежал с закрытыми глазами. Ничего не хотелось, ни шевелиться, ни знать, сколько времени, ни, тем более, вставать. Между сном и бодрствованием бывают такие минуты, когда уже вроде бы не спишь, но ещё не проснулся. Алексей называл их – мгновения свободы, блаженная невесомость среди тяжести бытия.

Солнечный луч упал на лицо и под закрытыми веками вспыхнули оранжевые пятна. Померещился пляж: море песка, красотки в открытых купальниках, цветные пляжные зонтики и океан – величественная бездна воды.

Кожу охладил влажный ветерок, в нос ударил терпкий немного горчащий морской запах и, где-то вдали, запульсировал шелест волн.

Шум прибоя ширился, нарастал… и вдруг обернулся противным металлическим скрипом входной двери.

– Ты ещё здесь?! – из коридора долетел голос Алёнки, его гражданской жены.

– Чёрт!

Алексей подскочил на кровати, схватил телефон и с ужасом разглядел цифры – 8:45. Уже сорок пять минут, как он должен быть на работе.

– Не знала, что у тебя выходной, – полноватая фигура Алёнки на мгновение заслонила проход,

Комната наполнилась запахом сладких духов с лёгкой примесью женского пота.

– Чёрт! Чёрт! Чёрт! – Алексей сунул левую ногу в штанину и запрыгал на одной ноге.

С третьего раза правая нога попала во вторую брючину, пальцы машинально застегнули ширинку и ремень.

Одним прыжком Алексей метнулся в ванную, вернулся в спальню, снова скользнул в ванную.

Алёнка что-то говорила, но её голос струился бессмысленным журчанием, перед глазами возникло лицо начальника, Сергея Степановича, начальник неодобрительно качал головой.

– Носки хоть одень, – вытирая руки полотенцем, Алёнка вышла в коридор.

Алексей бросил взгляд на ноги и понял, что стоит босиком.

Снова кинулся в спальню, минуты летели быстрее молнии, а собственные движения казались предательски медленными.

– Нам надо поговорить, – Алёнка поправила светлую чёлку.

– Давай не сейчас, вечером, всё вечером, – Алексей ринулся к выходу, чертыхаясь, натянул туфли и выскочил в подъезд. За спиной звонко хлопнула дверь.

Бегать из-за своей излишней тучности Алексей не умел и не любил, поэтому, когда он подходил к управлению, телефон показывал уже 9-30. Белая рубашка промокла, галстук душил, свежесть солнечного летнего утра раздражала. Кажется, плакала его месячная премия.

Хрипло дыша и утираясь платком, Алексей взбежал на третий этаж, мимоходом показал пропуск охраннику, миновал коридор и ввалился в кабинет. Уже шесть лет он работал ведущим специалистом, за это время было всякое, но спокойная и временами непростая работа нравилась.

Кабинет заставлен четырьмя рыжими кое-где облупленными столами, столешницы завалены бумагами и свитками ватмана. У ближайшего к выходу стола приставлен стул с сумочкой Жанны, по диагонали от него стол Дмитрия Владимировича, по обыкновению уставленный чайными кружками.

«Куда все подевались?»

Алексей скинул пиджак и повесил его на спинку стула, после чего с облегчением присел за рабочий стол.

«Может обойдётся, кажется, никто и не заметил».

Дверь кабинета распахнулась, в проёме показалась кукольная фигурка Барби или Светочки, как её ласково называли, когда нужно было снискать благосклонность начальника.

– Разумовский! Где вы ходите? Вас уже целый час ищут, – тоненько пропищала Барби.

– Так… я… – Алексей развёл руками.

– Зайдите к Сергею Степановичу, срочно.

Барби упорхнула, а у Алексея неприятно заныло в груди, вновь померещился пляж, солнце, красотки и океан. Он частенько грезил о морском пляже, может потому, что никогда его не видел, или потому, что это недостижимая мечта. Беззаботно лежать на берегу океана – тайная мечта Алексея. Но каждый раз, когда он собирался её исполнить, что-то обязательно мешало. Алексей даже нашёл закономерность: стоит собраться отдохнуть на море, как тут же случается неприятность.

«Не к добру…» – он тяжело поднялся и накинул пиджак.

На выходе столкнулся с Жанной и Дмитрием Владимировичем, обычно живая, разговорчивая Жанна молча потупилась, а Дмитрий Владимирович пожал руку осторожно, словно извиняясь.

«Смотрят, как на покойника, что-то случилось…»  – Алексей подошёл к двери начальника, мысленно перекрестился и решительно потянул за ручку.

Барби сидела у компьютера и стучала по клавиатуре, кажется, она не заметила Алексея, и продолжала виртуозно перебирать пальцами, будто музыкант.

Алексей проскользнул к Сергею Степановичу Боброву, Бобру, как за глаза называл начальника, и сразу отметил, что начальник похож на тучу. Этакая усатая грозовая туча.

– Проходите, Алексей Павлович, присаживайтесь, – Бобёр поглядел ласково.

Алексей сел.

– Сколько вы работаете? Лет пять, кажется? – Бобёр изучал какие-то бумаги, его пышные чёрные усы смешно шевелились.

– Шесть, седьмой пошёл.

– Как летит время…

– Оно полетит ещё быстрее, если зарплату будут выдавать каждый день.

– Ценю ваш юмор, – начальник поднял глаза, – вы же у нас работник с юмором, наслышан.

Под пристальным взглядом начальника Алексей заёрзал и перевёл взгляд на паркет.

– Я чё? Я ни чё…

– Ну, как же? – начальник усмехнулся. – Кто на прошлой неделе, охраннику, связал шнурками ботинки между собой и поднял шум? Между прочим, человек больно ушибся.

Алексей нахмурился.

– Он сам виноват, нечего спать на посту, а то расхрапелся среди дня.

– Ну, а Глафире Андреевне, нашей единственной и заслуженной уборщице, кто сказал, будто ей положена доплата за самую чистую уборку? Я, между прочим, потом целую неделю доказывал, что ни каких доплат не предусмотрено.

– Так я ж в другом смысле, зачем она постоянно грязь разводит? Взялась убирать так пусть и убирает нормально, лень лишний раз тряпку намочить. Я не виноват, что она намёков не понимает.

– Что ж Разумовский, мы с вами обойдёмся без намёков, – голос начальника построжел.

Сердце Алексея ёкнуло, к горлу подкатил комок, и где-то в дебрях мысленных просторов вновь замаячил вожделенный пляж.

– Буду говорить откровенно, – начальник шевельнул усами, – вы, наверное, уже слышали, что у нас будет сокращение?

Алексей поднял глаза, их взгляды встретились, и он всё понял.

– Мы тут посовещались и решили вашу должность убрать… мда… вот так вот, Алексей Павлович.

– А-а… и где я теперь буду работать, то есть кем числиться?

– Ну, где вы будете работать, не знаю, у нас сейчас вакансий нет, – начальник принялся сосредоточенно сортировать разбросанные по столу бумаги.  – Уж извините, Алексей Павлович, кризис.

Алексей почувствовал, как куда-то проваливается, голова кружится, воздуха не хватает. Ему пришлось напрячь всю волю, чтобы не выдать волнения.

– Вы прям мысли читаете, – Алексей улыбнулся одними губами, – я только что думал, не махнуть ли на юг?

– Вот и прекрасно, значит, теперь и думать нечего, пишите заявление, – начальник оживился. – Вы не подумайте, Алексей Павлович, оформим, как полагается, три оклада выплатим, и я, лично, отменную рекомендацию напишу. С такой рекомендацией вы хоть на Юге, хоть на Севере, везде работу найдёте, даже не сомневайтесь.

– Спасибо, – Алексей поднялся.

Начальник тоже встал и протянул руку. Рукопожатие вышло по-мужски крепким.

Остаток дня как-то скомкался, смазался, Алексей ни как не мог отделаться от навязчивых мыслей.

«Что же получается? Уборщица, которая больше марает, чем убирает, нужна, а он, ведущий специалист, столько раз спасавший производство, не нужен! Я ничего не понимаю в этом зоопарке…»

Сильнее всего Алексей страдал от того, что его вот так просто могли сократить, он всегда полагал, что нужный и ценный работник и вдруг оказалось, что Алексей Павлович Разумовский полный ноль.

От этой мысли хотелось выть, но Алексей лишь чаще улыбался и  шутил больше обычного.

После работы, ноги сами собой привели к бару «У друзей», где, конечно, друзей ни каких нет, но зато можно, не закусывая, выпить водки.

Из бара Алексей вышел повеселевший.

«Ничего, всё наладится, подумаешь производство, да мало ли таких производств по России?! А может и правда, махнуть на юг?.. Интересно, как Алёнка относится к морю?»

Вспомнив жену, Алексей ещё больше приободрился. Сейчас придёт, пожалуется, Алёнка утешит. Они просидят полночи и что-нибудь придумают.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Отправить ответ

Войти с помощью: 
avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Советую почитать:

Путин в городе
Как правильно купить сайт
Оскорблённые чувства верующих