Страница автора, Владимира Машошина, писателя, мистика, поэта…
https://avtor-vm.ru
Поддержать автора

Околпаченные – история одного масочного режима

Матвей Сидорович стоял рядом и только разводил руками, всем своим видом давая понять – ну, что поделаешь, такие правила.

Андрей Гужев по привычке попытался влететь в офис, но Пашка перегородил путь.

– Бахилы, – заученно повторил зам директора.

– Ну, забыл, забыл ваши дурацкие бахилы и что теперь? Мы что в больнице что ли?? – Гужев нахмурился.

– Ищи бахилы, – Пашка напирал тучным корпусом, вытесняя Гужева за двери.

– Да где их сейчас искать? – Гужев растеряно огляделся.

– В аптеке поищи и, кстати, – Пашка злорадно ухмыльнулся, – если не успеешь вовремя, получишь выговор за опоздание…

 

На следующий день уже все ходили в бахилах, смущенно потупившись под насмешливыми взглядами работников из соседних офисов.

Однако не успели служащие «Евробаз» обсудить это странное нововведение Черномора, так негласно окрестили нового начальника за черные глаза и козлиную бородку, как новоиспеченный исполнительный директор снова собрал всех в переговорной.

На этот раз директор восседал за столом обернутый не мешковатым костюмом, как прошлый раз, а теплым серым свитером, хотя и тоже видавшим виды. Некоторым женщинам даже показалось, будто от директора распространяется нафталиновый дух.

«Из какого сундука этот индюк вытащил свитер», – подумала Алена Матвеевна и презрительно поджала губы.

Но все остальное в Черноморе осталось прежним, и торчащие во все стороны антенны волос, и бегающий черный взгляд и дурацкая козлиная бородка.

Собрание вышло довольно коротким, видимо, директор решил, что все его распоряжения должны выполняться без вопросов и потому не стоит тратить время на разъяснения.

– С завтрашнего дня, – прохрипел Черномор, – все наши работники будут носить вот такие замечательные колпаки.

При этом директор извлек небольшой конусообразный предмет и водрузил себе на голову. Предмет оказался коротким остроконечным колпаком с логотипом «Евробаз» раскрашенным корпоративными цветами. Что-то подобное, обычно, носят клоуны и дети на детских представлениях.

Кто-то хихикнул, кто-то вздохнул, послышался шепот, толпа взволновалась, зашумела, ожила.

Черномор в дурацком колпаке казался смешным и страшным одновременно.

– Тихо! – директор хлопнул ладонью по столу и вскочил. – Ничего смешного нет!

– Это уж точно, в пору плакать, – подал голос Андрей Гужев.

– Это корпоративная форма. Ничуть не хуже любой другой, – Черномор как-то весь скрючился, сгорбился и уставился на Гужева бешеными глазами. – А если есть такие, которые не ценят нашу компанию и ее правила, так их здесь не держат. За дверями полно желающих на ваше место, – директор обвел собравшихся пристальным взглядом.

Затем обернулся к Пашке, который, словно тень, всегда находился рядом:

– Раздайте колпаки, – директор махнул костлявой рукой в сторону угла, где кучей навалены туго набитые полиэтиленовые пакеты, – а кто не захочет носить, пусть пишет заявление на увольнение.

Пашка кивнул, но как-то кисло.

***

– Ты не прав, – Серега, специалист по программному обеспечению, сидел за столом, – к этому нужно относиться проще, как к игре.

Вокруг его стола, подкатив собственные кресла, собралось несколько человек: Леночка, менеджер по продажам, бухгалтер Маринка, консультант Вова и главный рекламщик Андрей Гужев.

К этому последнему и относились слова Сереги.

Дискуссия была вызвана последними изменениями в работе офиса, из которых обязательное ношение колпаков казалось Гужеву, и не только ему одному, форменным издевательством.

– А я не хочу не во что играть, понимаешь? Я хочу просто делать свою работу, без всяких этих… – Гужев покрутил пальцем у виска.

– Тише вы, – зашипела на них Маринка, – услышат еще.

– Да пусть слушают, – отмахнулся Гужев, но уже гораздо тише.

– А я думаю так, – вмешался Вова, – на любой работе есть какие-то свои заморочки. Вон, один мой знакомый официально якобы работает по восемь часов, а фактически по двенадцать, иногда по четырнадцать, да еще в выходные частенько вызывают. И зарплата меньше моей. Так что у нас еще ничего.

– А я бы уволилась, если бы не кредит, – вздохнула Маринка, – бесит все.

– Так, а я про что? – Серега оживился. – Мы все бы здесь не работали, если бы да кабы, но работаем, значит, лучше не нашли. Ну, подумаешь, бахилы, колпаки, да плевать! Зато я здесь сижу на попе ровно, получаю нормальный оклад. Сказали носить колпаки, пускай, да хоть сарафаны, я отсюда вышел и забыл. Пойми ты, это такая вводная, они задают нам условия, чтобы оправдать собственное существование, а то выходит многие вышестоящие и не нужны получается. А тут есть, что требовать, за чем следить, что проверять, и, главное, с этим и дурак справится.

– Чушь, – Гужев поморщился, – и до каких пределов ты готов прогибаться?

– В смысле?

– Ну вот, скажем, завтра этот ху… – Гужев прикрыл рот ладонью, – вообщем этот директор потребует, чтобы ты к нему жену водил, тогда как? Тоже посчитаешь, что это такая вводная? Где предел твоего терпения, насколько ты готов мириться с диктатурой

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Мистика